Вместо Москвы – Питер, вместо Большого театра – автобус с гастарбайтерами…

Речь пойдет о «веселом» путешествие, которое мне не хотелось бы повторить… В 2003 году, когда энергетикой России руководил приснопамятный Анатолий Чубайс, мне выпала возможность встретиться с ним лично. Если точнее, я попал в число приглашенных на пресс-конференцию главы РАО ЕЭС России. Так началась командировка в Москву, рассказ о которой можно смело брать в качестве основы для сценария остросюжетного фильма.

Конец ноября.

Группа журналистов Алтайского края под началом пресс-секретаря «Алтайэнерго» Оксаны Овчинниковой (всего нас было 6 человек).

Собрались рано утром в барнаульском аэропорту. Поездка как-то сразу не заладилась. Вылет задержали часов на 10 – шел снег и взлетную полосу долго не могли привести в подходящее для взлета состояние. Снег валит и валит, а пассажиры томятся в зале ожидания. Журналисты предвкушают будущие события – и пресс-конференцию с Чубайсом, и обещанную организаторами культурную программу.

И вот вместо 7.00 вылет из Барнаула состоялся лишь около 17.00.

Итак, самолет взлетел. Впереди – многообещающие перспективы знакомства со столицей. В программе, которую подготовили для журналистов, — поход в Третьяковскую галерею, Большой театр и что-то еще (уже подзабыл). Было ожидание чего-то грандиозного!

В иллюминаторы мы наблюдали за солнцем. Практически в течение всего полета светило находилось в одном положении, приближаясь к закату. Я еще думал, что самолет летит примерно с той же скоростью, что и вращается наша планета. В-общем, солнце убегает, а самолет догоняет…

Полет проходил нормально… до определенного момента.

Солнце, которое все время маячило в левом «окошке», вдруг появилось в правом. Так, стоп! Это, наверное, у меня от продолжительного сидения в аэропорту… Или от перепада высот? Еще пара минут – и солнце опять в левом иллюминаторе! Осторожно интересуюсь у соседей: Вы видите то же самое?

— Да, видим! Это самолет перед заходом на посадку кружит над аэропортом.

Точно ведь! Ждем своей очереди! Ну ладно. Надо полагать, еще несколько минут и все, пойдем на посадку. Но круги продолжаются, 10 минут, 20 минут 40 минут. Постепенно солнце «ушло от погони» и благополучно скрылось за горизонтом.

Ну, думаю, надо у экипажа поинтересоваться, что происходит. Тем более, что бортпроводники снуют мимо с каким-то уж чрезмерно довольным видом. Молодой человек, стюарт стало быть, на мой вопрос об окончании перелета, пробурчал, мол, ждите, все нормально! И я почувствовал вдруг. Нет, показалось.

Еще через 20 минут опять тот же человек и вид у него еще более довольный. Опять интересуюсь о перспективах… Ответил он мне как-то слишком радостно. И вновь я почувствовал. Вот сейчас не показалось… Стюарт был пьян!

С чего бы это? По салону прошел легкий шумок. Потом все отчетливее стали раздаваться вопросы пассажиров: «Почему стандартное время перелета 4 часа затянулось на 1 час?». Сначала экипаж упорно сохранял молчание. Потом случилось то, чего на борту самолета не ожидал никто. По громкой связи раздались малочленораздельные звуки – голос «поддатого» командира. То ли от волнения, то ли от недостатков в произношении пассажиры мало что поняли. Начали переспрашивать друг у друга, что это было.

Честно признаюсь: это был то ли второй то ли третий мой полет на самолете) мысли в голове начали кружиться самые разные от «Может они всегда пьют на борту, чтобы усталость снять» до «Может быть самолет сломался, не может сесть и скоро нам всем хана. А эти черти надрызгались для храбрости». Естественно, я виду не стал подавать, и обсуждать со всеми свои подозрения. Во-первых, люди могут запаниковать, во-вторых, могут принять меня за шизофреника.

Стюарт, раскачиваясь из стороны в сторону, в сопровождении двух веселых стюардесс появились в салоне и начали спокойно объяснять: «Над Домодедово туман, ждем, когда рассеется».

Фуххх… Ну ладно… А чего пьяные-то тогда? Кто-то из пассажиров то ли предположил, то ли узнал наверняка, что в экипаже сегодня отмечают День рождения.

Стало полегче.

Кружили еще где-то полчаса, или у моего страха глаза велики?

Потом поступила новая вводная: летим в Пулково, то бишь в Санкт-Петербург! Бодрый женский голосок, вроде не заплетающимся языком нам объявил: «Домодедово по метеоусловиям Москвы не принимает»!

После 1 часа лета помню офигенно красивое зрелище: ночной Питер с высоты самолета. Причем, летели минут 20, и везде, насколько хватает взгляда, яркие ночные огни северной столицы. Перед посадкой объявили – всем идти в аэропорт Пулково и ждать объявления вылета на Москву.

Ярко освещенное здание незнакомого аэропорта и вокруг кромешная темнота. Даже забавно, куда нас занесло.

Мы думали, что задержка эта долго не продлится. Сейчас вот зальют топливо в баки, и через пару часов из Москвы пригласят наш рейс. Ведь туман в Домодедово не может долго висеть. Там же все рассчитано, в том числе погодные условия учтены, для приема самолетов. Пассажиры барнаульского рейса держались кучкой в аэропорту, только немногие, уже бывавшие ранее в этой громадине, ушли то ли на прогулку, то ли по делам. Какие дела ночью?

Сотрудники большинства служб «Пулково» ушли домой, да и в залах практически никого нет. Лишь слышны объявления о прибытии рейсов, посадках на самолеты и т.д. Наши попытки навести справки ни к чему не привели. Справочная служба о нашем присутствии сначала не знала, потом нас послали в другую справочную, которая начнет работать только утром.

Тем временем подошло время ужина. По крайней мере, подкрепления  начали требовать наши молодые, взволнованные событиями прошедшего дня, организмы. Один взгляд на ценники местных кафе заставил обомлеть. Чашечка кофе величиной с ладонь младенца 150 рэ… Не скажу, что начался лютый депрессняк, но легкая грустинка появилась. С собой у меня была какая-то смешная сумма – рублей 700-800. Больше брать не стал, ибо у нас в Москве все было схвачено – многоразовые кормежки за счет приглашающей стороны. Но то в Москве! До нее, если не ошибаюсь, порядка 700 км.

Половину своей налички я проглотил не почувствовав практически ничего. Мой звериный голод только усмехнулся.

Кто-то разузнал, что до утра нам никаких новостей можно и не ждать. Нашли мы офис авиакомпании, которая организовала нам этот перелет. Закрыто. График работы с 9.00.

Немногочисленные открытые окошки в здании аэропорта вежливо посылали.

Ну, думаю, нужно осмотреться. Нашел выход из здания и начал искать пережитки прошлого – киоски. Ни одного. Только темнота.

Еще один круг вокруг здания аэропорта и — вот оно! За поворотом каким-то — киоск с пивом по вполне земным ценам! Как сейчас помню — 25 рублей за поллитру пенного и столько же за сухарики. И сытно и вкусно! Взял штуки три  «порции» того и другого на ужин. В какой-то момент даже появилась легкая иллюзия, что жизнь начала налаживаться. Потом вернулся в аэропорт, чтобы своим спутникам сообщить о  «находке». Тут же был снаряжена экспедиция  за «провизией» по вновь открытому маршруту.

После вкусного и приятного ужина захотелось погулять по аэропорту. В Питере раньше не были — так что экскурсию по аэропорту совершили с превеликим удовольствием. Разбрелись кто куда…

Эскалаторы, стеклянные лифты, а на первом этаже — выставочный экземпляр БМВ 7 серии на стеклянном полу… Тогда, 9 лет назад, в глубинке такого добра почти не было.

Встретил одну известную барнаульскую предпринимательницу, которая занимается аптечным бизнесом. Она волокла по зданию несоразмерно огромную и явно тяжеленную сумку,  прилагая нешуточные усилия. По простоте душевной  предложил ей помощь, мол, давай тетенька вдвоем твой центнер понесем…  дальше хотел  сказать, что земляки   должны друг другу помогать и все такое, но не успел, потому что она  отчаянно  заковыляла в сторону.  В первый момент от неожиданности я даже не мог понять, как себя вести. Получается, что напугал хрупкую женщину так, что ей пришлось все остатки силы растратить. Догонять не стал, чтобы не усугубить.

Ужин в компании с пенным напитком сделал свое дело. Мы захотели спать. В аэропорту гостиниц нет, да и денег на них все равно нет. Выбор невелик: либо  спать на мраморном полу, либо попробовать задремать на железных сидушках в зале ожидания. Более уродские сидушки сложно себе представить. По три места в одном «блоке», жутко узкие и тесные, а между ними  железные поручни.   Даже не представляю,  как я умудрился спать в позе эмбриона-извращенца?

После скверного сна наступило хреновое утро. Мы провели больше суток в верхней одежде. Откуда тогда мы могли  знать, что еще сутки придется быть в зимних куртках, шубах и сапогах. Из Барнаула мы вылетали при — 20, а в Питере было около нуля! Мыться хотели уже не только чистюли-девчонки.

После пробуждения сразу отправились в офис авиакомпании, и в справочные службы. Нами аккуратно играли в футбол. В телевизионных новостях на больших экранах, установленных  в залах аэропорта, осторожно сообщили  о проблемах с авиасообщением в российской столице.

Тогда у меня появился вопрос, на который мне никто не смог ответить. Почему московские аэропорты Шереметьево и Внуково вовсю принимали рейсы, а самолеты из закрытого по метеоусловиям Домодедова туда не отправляли? Получается, что дешевле в Питер и Нижний Новгород слетать? Вот, как сказал бы Михаил Задорнов, почувствуйте гордость за Россию!

После бесполезных обращений в офис авиакомпании за информацией, едой, хотя бы каким-то участием мы поняли, что действовать нужно более решительно. Я позвонил в Барнаул, узнал телефон программы «Вести-Санкт-Петербург» и пригласил съемочную группу  прямо в Пулково. При этом попросил барнаульских коллег обзвонить все доступные телефоны авиаперевозчика и объявить по ним о том, что сегодня их покажут по телевидению и расскажут об их «чутком» отношении к клиентам. Где-то часа через полтора пассажиры барнаульского рейса уже сидели в ресторане на втором или третьем этаже аэропорта и кушали настоящую, качественно приготовленную  пищу и слушали заверения в том, что все возможное сейчас делается, чтобы устранить причины неудобств.

Покушали на славу, с добавками, но все еще остались грязные и невыспавшиеся (понимаю героя Тома Хэнкса). За окнами был прекрасный день — виднелся и манил к себе  красавец Питер. Грех было не съездить хотя бы на чуть-чуть и не посмотреть на эту лепоту.  Нам сообщили телефоны, по которым нужно было звонить каждые полчаса, то есть был запас времени, за который бы мы успели добраться до аэропорта.  Прыгнули в «маршрутку»  и укатили ближе к центру города, а потом на метро добрались до Невского проспекта.

В итоге около двух часов мы любовались творением Петра Великого, гуляли по Невскому, Грибоедовскому каналу, набережной Невы, видели и Спас на крови, и Казанский Собор, и Зимний Дворец, и Смольный, и Адмиралтейскую иглу, и Медного всадника. До сих  пор они как живые в памяти, хотя  восприятие на тот момент было сильно приглушено.

При питерской погоде, как говорят «плюс-минус- ноль», одежда наша еще и промокла. У нас был явно жалкий вид, но более-менее довольные физиономии. День этот прошел не зря!

Хотя… Пропустили мы тоже немало.  В это время  в Москве началась та самая нашумевшая пресс-конференция Анатолия Чубайса, во время которой в него бросили майонез.

После прогулок по Питеру мы вернулись в аэропорт. Запомнилось питерское метро с очень глубокими тоннелями. Подземка находится на приличной глубине — ниже уровня дна каналов и болот.

Вылета в Москву мы так и не дождались. Вместо этого нас рассадили в автобусы и около 6 вечера отправили в Москву. Домодедово так и не принимало. До сих пор сложно в это поверить.

В это время в Москве начиналось представление в большом театре. Увы, нас в зрительном зале  не было.

Но если Вы думаете, что наши приключения закончились, то вы ошибаетесь!

Практически всю ночь мы ехали без происшествий, питаясь в дороге сухпайками аваипассажиров. «Европа плюс» и пенный напиток  способствовали крепкому сну. Но вот под утро…

Где-то в передней части автобуса раздался скрежет. Сильных рывков или толчков не было. Но в итоге наш транспорт  встал. Окончательно и без шансов на продолжение движения! Около 5 часов утра. Причем, автобус № 1 на тот момент уже был далеко впереди и возвращаться за нами не стал.

Опять же в кромешной тьме пассажиры вышли и начали думать, что же дальше? Толпа замученных барнаульских людей: у многих сорвались деловые переговоры, родственники женились и т.д. и т.п. Какая-то дорога, изредка проходящие машины. Группа журналистов, похожих скорее на мигрантов. В руках аппаратура — видеокамеры, репортеры и просто сумки с одеждой и  прочими пожитками. Девчонки начали плакать, хотя до сего момента стойко выносили все выпавшие на нашу долю испытания.  Ну ладно поревели и стало полегче. Им.

В целях разведки я поковылял по незнакомой дороге в сторону какого-то темного дома или чего-подобного. Такое ощущение, что происходило это все не со мной. Напоминает очень реалистичную компьютерную игру. Сейчас из тьмы выпрыгнут монстры и я их порешу! Эх, чем только?

Метров через 200 нашел остановочный павильон, возле которого стояли люди. Попытки поговорить с ними были безуспешны — никто по-русски толком не говорил. Или не хотели говорить? Короче на свой страх и риск я привел журналистов к остановке, где в полшестого    утра появился первый автобус. Нам было все равно какой! Лишь бы сесть и уехать.

Вот когда в Барнауле я вижу переполненный автобус, наверняка могу сказать, что в него можно впихать еще кучу людей. Потому что, главная проблема в том что наши пассажиры нерационально  используют пространство и поэтому испытывают неудобства. Видели бы вы, как здорово умеют использовать полезное пространство наши гости из солнечных республик! Те гости, которые приехали в Россию на заработки. Действительно очень искусные люди! Сначала мы думали, что не поместимся с нашими баулами в салоне старого раздолбанного ПАЗика. Потом на каждой последующей остановке темнокожие люди все подсаживались и подсаживались. В конце стало реально тяжело дышать  и от тесноты и от специфического запаха. Запах нашего пота просто затерялся. Хоть одна проблема  решилась сама собой!

Продолжать эту историю вряд ли имеет смысл. Дальше все было скучно. Станция метро-гостиница- отдых- выезд в аэропорт. Перелет до Барнаула прошел без приключений.

И уже гораздо позже я узнал, что в обеих столицах можно снять жилье по невысоким ценам. Да, это будут общежития, но с большим выбором вариантов! Например:
http://obshagi.org/ru/hostely-moskvy

Статистика голосов
Голоса посетителей
[Всего: 4 Средний балл: 8.8]
Вместо Москвы – Питер, вместо Большого театра – автобус с гастарбайтерами… на 13.06.2012 rated 5.0 of 5

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *